Жизнь проносится мимо.
Я передам тебе ее через пантомиму.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Жизнь проносится мимо.Перейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


Пока часы качают маятник, мы исчезаем из чьей-то памяти. kseniia 

Ксюша, 21 год.

Вектор: Зрительный.
Видовая роль: дневной охранник стаи.
Аспект: белая этика.

Цвет наибольшего комфорта:
зеленый;
Геометрия наибольшего комфорта: круг;
Место в квартели: внешняя часть квартели ИНФОРМАЦИИ, яркий экстраверт;
Тип мышления: образный.

Подробнее…Внешние признаки
Зрительник невысокий, худенький, хрупкий.
У него большие глаза с длиными, завивающимися хлопающими ресницами.
Одевается красиво, со вкусом.
Яркий - всегда выделяется в толпе, привлекает внимание.
Слезы близко стоят, глаза блестят - готов расплакаться в любую секунду.

Особенности психики
В зрительном векторе самая высокая эмоциональная амплитуда. Наиболее частая смена состояний.
Пременчивость настроения: от улыбки до слез один шаг.
Хуже всех векторов адаптирует ландшафт. Слабый.

Жизненные ценности
Жизнь.
Любовь.
Красота.
Нравственность.
Добро.


­­


В предыдущем предисловии именно здесь я постаралась раскрыть самую главную проблематику сайта лично для себя, а именно «зачем я введу блоги». Каждый находит что-то свое в данном процессе. Мне нравится возможность говорить, но не обязывать при этом кого-либо мне отвечать. Кроме того, это прекрасная возможность не забывать то, что с тобой происходит или произошло уже давно. Чем старше я становлюсь, тем больше упускаю мелочи. Мелочи и правда перестали иметь значение, но именно из совокупности мелочей складывается вся наша жизнь. Время стало идти быстрее, а письменные дневники я так и не научилась вести. Самой приятной и самой разумной альтернативой бумажным блокнотам — стал для меня этот сайт, стал уже очень давно, более десяти лет назад. Только тогда вся моя жизнь была заключена здесь, за пределами блогов со мной мало что происходило. Теперь все в точности наоборот, теперь мне просто хочется оставить тут память о себе, о своей жизни. Память для Ксюши из будущего.

Я могу много рассказывать о себе, но при этом не сказать ничего толком. Поэтому выдернула выжимки из одного теста по векторам Фрейда, их я представила выше. Как бы я не ненавидела людей, которые постят подобное, но это самое удобное и самое компактное представление себя. Пожалуй, каждое слово подходит мне и очень точно описывает меня, как внешне, так и внутренне. Я не так часто бываю онлайн, не сижу тут круглыми сутками, но я всегда буду рада интересным собеседникам. Пока что я даже не могу сказать точно, как часто тут будут появляться записи, но в первую очередь я делаю все это для себя, но если вам будет интересно — милости прошу, заглядывайте.

Старые никнэймы: Aisa Chan, Sheryl (ltalk), klementia.
Нынешний никнэйм: читается так же, как и пишется («Ксения»).
комментировать 22 комментария
понедельник, 25 декабря 2017 г.
Время никого не щадит kseniia 15:49:30

Уже месяц как я работаю с детьми, уже месяц как я чувствую в себе юного педагога. Странное ощущение посещает меня все чаще. Мне вроде бы и нравится то, что я делаю, но я все меньше верю в будущее этой профессии. Я не знаю, куда меня заведет этот путь, я сильно устаю и мало что успеваю сделать, хотя в течении дня у меня очень много свободного времени, просто сил намного меньше, чем времени. Голова идет кругом, я слишком много переживаю. Порой мои нервы приводят меня в ужас, потому что ни с того, ни с сего могу расплакаться перед Ваней. В остальном все неплохо, я даже наконец попала на концерт Ольги Пулатовой, той самой основательницы группы Flёr. Этот концерт для меня стал чем-то вроде огромного несбыточного подарка к новому году. Кстати, даже мама меня порадовала в этом году подарочками. Купила мне новых два платья и красивый костюм, о котором от части я мечтала уже пару лет. И пару слов о плохом, больше о плохом говорить и нет сил. Бабуля в тяжелом состоянии, у нее нашли опухоль. Я знаю, что ей уже все равно осталось немного, даже если ее состояния станет легче — времени все равно больше не станет. Я даже не знаю как мне сейчас быть. То ли стараться все внимание уделять ей, то ли не показывать никому как сильно я переживаю. Я помню как умер ее муж, мой дед. Прошло почти пять лет с тех пор. Кажется, всему свое время. Тяжелые времена, но идти на отчаянные меры еще рано. Надо просто жить дальше. Тяжелый вздох, тяжелый выдох. Как-то ведь справимся, да?


Категории: Нет ничего важнее семьи, Шаг за шагом во взрослую жизнь
комментировать 25 комментариев
понедельник, 20 ноября 2017 г.
Когда-нибудь все станет на свои места. А пока пойду поглажу котана. kseniia 14:02:58

Как там твое ничего? Я снова здесь, я снова пишу, а ты, наверное, послушай. Или не слушай. И уходи. Последнее время становится то легче, то в сто тысяч раз тяжелее. Взрослая жизнь напоминает петлю, на которой ты можешь повеситься или повесить другого. Прошедшие дни были смешанными, не хорошими и не плохими. Они просто были. В пятницу я отсыпалась, я даже не заметила как проспала пять часов, после того как пришла с пар. Я очень боялась, что мне все таки придется вскоре выйти на работу, а я не справлюсь. Я все время боюсь провала, я все время за всех переживаю, в том числе и за себя. Пятница была тяжелой психологически, но я справилась. Каждое утро я почему-то полна сил, я снова начинаю верить в себя и во все, что меня окружает. Так что субботним утром я все таки связалась с Константином, моим будущем начальником, и встретилась с ним в офисе. Он, как и Наталья, очень мне обрадовался. Все потому, что я умная и он очень хочет со мной работать и дальше. Это приятно,но это же и сильно обязывает. Я просидела еще пару часов в офисе, пока Артем старательно объяснял мне азы всех тех деталек, которые есть в робототехнике, а после я наблюдала за ним, как он ведет вводный урок. В то врем я была счастлива, более чем достаточно счастлива. Вечером мы собирались к маме, ведь толком так и не отметили ее день рождения. У нее и у ее бойфренда (далее бф) дни рождения на одной неделе, так что празднование должно было быть общим. Поэтому гостевая составляющая тоже была общая. Сестра маминого бф просто отвратительная женщина. Ей 32 года, она беременна первым ребенком, а ведет себя нагло и мерзко, я просто не представляю какой она мерзкий человек, если в чужом доме и при чужих людях она позволяла себе вести себя как мразь. Ее манера всех перебивать, говорить со своим братом о всякой похабщине и при этом подкожно оскорблять всех присутствующих - это мы с Ваней с трудом вытерпели, поэтому ушли домой пораньше. Конечно, на следующий день мама уточнила, почему мы ушли так рано, ну и я не сдержалась. Эта сучка даже умудрилась на Ваню наехать, но я был настолько уставшая, что у меня не было сил с этим как-то бороться, а тем более спорить с незнакомым мне человеком. После посиделок мы поехали покататься. Так скажем, последняя прогулка на машине. Самое болезненное то, что Ваня собирается ее продавать. Я уж почти смирилась с этими мыслями, хотя по-прежнему иногда переживаю. Сейчас у нас сложные времена настанут, я это знаю, я это чувствую. Почти целый год мы жили на те деньги, что оставались у Вани после рейсов, а теперь все, затишье кончилось. Это та самая причина почему я хочу работать. Я хочу сама иногда покупать что-то в дом, зная что это не отражается на нашем бюджете в целом. Я кончено не буду зарабатывать много сразу, но может со временем у меня все получится. Я буду стараться.
Каждое утро для меня словно испытание на прочность - стану ли я плакать сегодня или нет. Утром мы обнаружили, что Толик снова разбил чашку. Наш кот, в прочем, неделю назад разбил еще одну чашку, так что в сумме из 5 чашек (столько их было, когда я год назад переехала к Ване) - их осталось две. Говорят посуда бьется к счастью, а мне кажется к горю. Нас постоянно окружает ворох каких-то незримых и ощутимых проблем, с которым тяжело постоянно справляться. Я вру себе, что без этого было бы слишком скучно жить, хотя на самом деле это все забирает очень много сил и нервов. Я постоянно на нервах. Я постоянно жду, что же нового плохого случится сегодня. Не потому что я пессимист, а потому что реальность такова, я знаю, что дальше будет лишь хуже. Хотя вчера был неплохой день, мы накупили сладенького, валялись и смотрели Наруто, а потом я села программировать. По существу, все не так уж и плохо было бы, если бы не осознание того, что вся жизнь упирается в деньги. Это самое мерзкое, что я поняла еще ребенком, а сейчас чувствую на собственной шкуре с особым упорством. В среду я приступаю к обучению, Константин сказал, что даже за обучение он мне заплатит. Я уже наивно прикидываю что же куплю: новые чашки или новый спортивный костюм на зиму? В общем, очень надеюсь, что работа станет для меня отдушиной, которая поможет мне справляться с тяжестью реальной жизни. Я очень надеюсь найти в этом коллективе себя, а так же самореализоваться. Это звучит немного глупо и абсурдно, потому что это вовсе не та профессия, на которую я училась столько лет, но в любом случае, я не сдамся. Мне просто нельзя сдаваться. Я постоянно должна держать себя в руках, чтобы тем самым иметь возможность поддерживать Ваню. Я должна быть сильнее него, сильнее его страхов. И своих страхов тоже... Так и прошли эти дни, добавить больше нечего. Хотя, я тут чашку кефира допила. А теперь точно... все.


Категории: На мелководье тоже можно утопиться, Нет ничего важнее семьи
комментировать 2 комментария
четверг, 16 ноября 2017 г.
Много сил?... и много толку. kseniia 19:46:26

День, который состоит из детей, взрослых и моих больных глаз. Мне повезло, пары отменил Витя и я смогла отоспаться. Хотя, по правде, чем позже я встаю, тем хуже у меня настроение. Я обожаю спать, это правда, но если я просыпаюсь к обеду, то я чувствую как день просто ускользает от меня. Сегодня я проснулась пораньше, к одиннадцати. Пока поела, пока проснулась, вот уже надо было ехать в офис, чтобы понаблюдать за тем, как ведет уроки Богдан. По правде, по-началу это выглядело немного страшно, потому что маленькие дети совсем неадекватные, а особенно маленькие мальчики. Я изо всех сил старалась найти с Никитой общий язык, но под конец урока он просто выключился и начал баловаться. Это естественно, у всех детей очень много энергии и ее надо так или иначе куда-то девать. Когда пришли детки постарше, я поняла, что с такими детьми мне будет работать значительно проще. Таким образом я все же смогла чуть глубже вникнуть в тонкости проведения уроков. Константин мне так и не перезвонил, не знаю даже почему. Мне осталось пройти всего лишь еще одно собеседование с ним, чтобы меня окончательно приняли и я смогла приступить к двум неделям обучения. К радости, если так все и сложится, обучение у меня тоже будет рядышком с домом, как собственно и работа. Но если Константину я придусь не о душе, то поеду благополучно работать в главный офис. Нет, я бы и так хотела бы там работать, просто пока на мне учеба и много-много других мелких дел, я не хочу ничем жертвовать. Поэтому куда лучше, если я буду работать рядышком с домом, кроме того напротив еще и зал открылся. Если все грамотно спланировать, то в будущем я смогу работать, учиться и даже ходить в зал, зарабатывать свои какие-то деньги на кофточки\платьишки и радоваться этому. Конец семестра все ближе, долги тоже становятся все меньше. Надеюсь, что весь мой план состоится и будет удачным.

Сегодня я совершенно лишена сил, не могу писать слишком много. После работы меня забрал Ваня и мы немного проехались с Артиком. Поговорила с ним по поводу его отношений с Викой. Конечно, начинать встречаться снова, после того как почти полтора года двое были в разлуке — это непросто. Но если эти двое друг друга искренне любят, то и расставаться не стоит. Надеюсь, что у них все будет в порядке, я буду в это верить от всей души. Завтра очень рано вставать, как и всегда. Рука снова немного разболелась, все из-за этих конкструкторов, которые я помогала разбирать Богдану. Он, кстати, человек очень неплохой. Пожалуй, он станет отличным отцом в будущем. Обычно такие люди как он, я даже от части спроэцировала его модель поведения на себя, в действительности очень пылкие. Он очень активно и эмоционально общается с детьми, поэтому думаю, что в его голове еще больше эмоций, чем он показывает людям вокруг себя. да и вообще там очень хороший персонал, надеюсь, что я смогу влиться в эту колею.
Ладно, я даже смогла два дня подряд что-то да писать, а это уже неплохой результат. Вчерашний день почему-то кажется таким далеким, словно он и вовсе был неделю тому назад. Когда я ложилась спать, то почему-то очень взгрустнула, что не могу нормально пообнимать Ваню перед сном, ведь тот уже давно спал. Так взгрустила, что даже заплакала. Ну, это очень в моем стиле. Стиль Ксюшки.


Категории: Много букв и мало мыслей
комментировать 1 комментарий
среда, 15 ноября 2017 г.
На мелководье тоже можно утопиться... или просто же воды напиться? kseniia 21:59:30

Писать иногда действительно нужно, пускай я лишилась этого дара очень и очень давно. Я снова думала о том, чтобы создать новый блог, подальше от всего, от всех. Но после я вспомнила, что мне не от кого прятаться более. Да и прятать особенно нечего. Моя жизнь всегда была пустой, в то время, когда блоги были для меня всем. Я писала о неважном так, словно в этом была вся жизнь. А когда жизнь стала важной, блоги ушли навсегда. Я не пишу, хотя тщетно стараюсь начать снова. Все считают меня открытым человеком, который легко идет на диалог. А еще веселой, искренней, вспыльчивой, нервной. Да много какой, на самом деле. Но даже я сама не знаю наверняка какая я истинная, я сама не знаю, что я чувствую. Очень давно, около десяти лет назад, у меня не было жизни, но у меня была я. Я могла заглянуть в свою душу так глубоко, чтобы все-таки увидеть себя со стороны, понять и принять себя такой, какая я есть. Я училась писать, я училась мыслить, я училась говорить. Я наполняла свою жизнь ничем, чтобы она стала чем-то. Я помнила каждое, даже самое незначительное, событие, я воспринимала любое новое дуновение ветра с восторгом. Я любила все, что меня окружало, ведь я могла написать об этом, рассказать другим, поделиться своими мыслями и своим восприятием. Я могла дарить себя людям, все что мне нужно было взамен - любовь. Я просто хотела, чтобы меня любили, ценили и доверяли. Я принимала каждую мелочь к сердцу так остро, так близко, так глубоко... Но я не сожалею об этом, только тогда я была настоящей, истинной и подлинной. Прошло время, которое называют взрослением, моя жизнь изменилась настолько, какой я бы точно не смогла бы ее представить. Наверное, я должна быть благодарна за все, что происходит в моей жизни. Пускай иногда хочется рыдать и кричать, но даже в этом заложен какой-то тайным замысел небес. Однако поток будничных дней отгородил меня от меня. Я внутренняя и я внешняя стали чужими друг другу. Внутренний конфликт оказался слишком тяжелым для того, чтобы просто взять и разобраться с ним. Разобраться с ним совсем непросто, ведь для этого нужно снова найти себя, отыскать истинную личину своего сознания и принять его таким, какое оно есть на самом деле. Но что есть я? Кто я есть? Какие из всех сказанных мною слов истина, а что же ложь? Нет тяжелее бремени для меня, чем просто не понимать себя. Каждый раз, когда я нервничаю, запястье правой руки начинает ныть. Это моя расплата за то, что я потеряла ориентир, ведь именно правой рукой я указывала себе путь вперед, словно полководец перед великой битвой. Но теперь я даже писать не могу толком, любое длительное усилие причиняет мне боль, а я совершенно не представляю, что же мне сделать такого, чтобы боль раз и навсегда покинула меня. Мне двадцать, я завтра снова еду в офис, чтобы глубже вникнуть в тонкости работы клуба робототехники, чтобы помогать им развиваться. Если, конечно, я во истину смогу полюбить это дело, загорюсь им и захочу посвятить этому себя. Но чтобы раз и навсегда найти ответ на этот вопрос, мне надо понять себя. Ксюша, где же ты? Ты так близко, но при этом так от меня далеко. Вернись.

Надо стараться давать волю чувствам, давать волю себе писать, хотя бы чуть-чуть, пускай и не каждый день. Просто чтобы помнить себя, помнить хоть что-то о себе. Сегодня была среда, сегодня было тепло, сегодня я видела маму и ездила в офис. Сегодня я почувствовала себя не бестолковой, все благодаря Наталье, которая смогла оценить мои качества на достаточно высоком уровне. Но все, что я могу сделать, так это не подвести никого. Я должна взять на себя ровно такую ответственность, которую смогу нести, с которой справлюсь и никого не подведу. Чего же в действительности я хочу от этой жизни? Хочу ли я сейчас вложить свои силы в это место? Я почему-то чувствую, что я не просто пройду мимо них, если вольюсь в их коллектив. Я чувствую бурю, но что она принесет — это загадка. И мне нужно ее разгадать, чтобы сделать правильный выбор. Ведь помимо работы, у меня есть моя маленькая семья в роли Вани, котика и себя, а так же я сама. У всего должно быть свое место. И у меня тоже.
Ваня уже лег, мы оба сегодня очень устали. Я очень хочу разбудить его и поговорить, только что мне сказать? Часы скоро пробьют полночь, завтра новый день, с которым мне надо встретиться один на один... Мне просто хочется поговорить, тихо и в шутку поговорить о большом и маленьком, о себе и о мире, о людях и о чувствах людей. Мне кажется, что моя душа глубже, чем мне кажется, просто я стараюсь сделать ее помельче, чтобы люди, ступая в мой омут — не утонули. Я никого не хочу убивать, никого не хочу отпугивать, поэтому стараюсь стать проще, понятнее, и, может, глупее. Однажды я сама утону в собственном омуте страхов и недосказанности, если не смогу себя вовремя понять. Вся моя жизнь — это борьба за себя саму, чтобы научиться себя чувствовать и понимать. Жизнь, я люблю тебя, я люблю каждый день своей короткой и такой смешной жизни. Только в те моменты, когда могу сесть и начать писать, я могу посмотреть на все свои двадцать лет жизни со стороны, посмеяться и погрустить о них и с ними. Моя жизнь прекрасна и неважно как много ошибок я совершила и еще совершу. Пора жить, а куда я, собственно, денусь?

Музыка Placebo - Follow the Cops Back Home
Категории: Пора жить, На мелководье тоже можно утопиться
комментировать 3 комментария
понедельник, 2 октября 2017 г.
Иногда смерть кажется спасением и настоящим счастьем. И не иногда. kseniia 16:29:56

Психологически я постоянно на грани, даже не знаю как перестать балансировать между да и нет. Я постоянно срываюсь, боли в запястье снова обострились, я ничего не могу сделать хорошо и мне хронически плохо. Самое отвратительное, что я не могу найти причину. Нет, дело не в осенней хандре, это длится достаточно долго для того, чтобы я назвала это хроническим состоянием. Мне плохо, но я не могу об этом сказать Ване, не могу этого описать ему, чтобы он смог меня спасти, а может я сама не хочу быть спасенной. Я просто не знаю что со мной, может дело в том, что совсем скоро диплом. А может в том, что мне кажется, что я слишком рано состарилась. Что за дичь? Что со мной происходит? Я чувствую себя выжатой, мертвой, опустошенной.

Категории: Нет категории. Просто хреновасто
понедельник, 18 сентября 2017 г.
Дефрагментация жизни. kseniia 15:04:17

...и каждый день как маленькая смерть.
и каждый раз как-будто не всерьез.


***

С новым учебным годом — пришли и новые проблемы. Лето прошло незаметно и быстро, я так и не поняла, что я успела сделать за 90 с копейками дней. Дни мчались как скоростной поезд и, возможно, под этот поезд попала и я сама. Я обещала себе последний месяц хотя бы изредка, хотя бы немного, но писать. Правда в том, что писать я так и не смогла, постоянно находились какие-то полезно-бесполезные­ дела, которые были важнее мыслеизвержения. Насчет проблем, которые так некстати нагрянули, стоит сказать о том, что 4 сентября я простудилась. Сейчас я чувствую себя нормально, но температура держалась достаточно долго, поэтому делать что-либо я не могла. Я снова немного поиграла в третьего Ведьмака и была такова. Но ладно еще простуда (или это была все-таки ангина, не знаю, к врачу я так и не пошла), а вот проблемы с рукой куда более удручающие. Три-четыре дня ушло на то, чтобы хоть как-то поставить диагноз. Да, проблемы с рукой начались достаточно давно, но пока не стало совсем плохо — я верила в то, что все пройдет. Да, еще чуть-чуть, еще немного и все, рука окончательно перестанет болеть. Истина в том, что рука болела периодами и сейчас у меня воспаление в суставной сумке и выпот, который я стараюсь лечить физпроцедурами. Это безболезненно, относительно недолго и скучно. Боли становятся легче, реже надо бинтовать руку, но стараться слишком сильно не двигать запястьем, иначе боль начинает возвращаться в геометрической прогрессии. Что же, это лишь небольшой и неполный список того, что произошло со мной плохого, но до самого главного еще стоит добраться, поэтому сначала все таки стоит упомянуть и о хорошем. Я всегда была отбитой пессимисткой, даже самые хорошие дни во время мыслительного и обдумывательного процесса — старалась превратить в самое настоящее дерьмо. Сейчас, конечно, хорошие дни на вес золота, не самые дни, когда можно не думать о том, как бы не спустить свою жизнь в унитаз.

­­Второго числа был день города. Относительный такой праздник, твердо скажем. Все потому, что на улицы выходят толпы людей, гуляют, шумят, кушают, мусорят и это называют праздником. Да, был концерт, да, были какие-то еще мероприятия, но по факту — праздник сам по себе никакой. Но в этот день к нам с Ваней приехали его родители. Изначально мы оба были в замешательстве, у нас и так постоянные "головные боли" по поводу своего будущего и своего настоящего, а тут надо от всего этого отвлечься и изображать довольных своей жизнью влюбленных друг в друга людей. Мы и правда любим друг друга, просто слишком много переживаем. Я слишком рано начала самостоятельную жизнь, просто слишком поздно это поняла. Каждому из нас сложно и тяжело по-своему, но совместными усилиями мы справляемся. Так вот, это был вечер пятницы и приехали его родители. В этот же день Ванечка купил мне новое платье и осеннюю обувь, чтобы я наконец прекратила ныть, что мол осень наступила, а одеть мне нечего, когда похолодает. Родители привезли много вкусненького, реально много. Домашние яблоки, виноград, куриные яйца, кровянка, помидоры. Всему этому, как молодая хозяйка, я конечно же была безумно рада. В завершении всего был еще большой торт (точнее, он выглядел большим, на самом деле высота торта составлял 1/4 высоты коробки), который мы наворачивали вместе с Ваней тогда, когда родители уже вернулись в Измаил. В сам день города, а это было на следующий день, я должна была ехать на пары. Взяв себя в руки, поставив на ноги, я таки смогла приехать в академию. И да, к огромной радости, (много-много иронии) пар не было, поэтому я просто так встала рано, поехала в центр и еще полчаса ждала пока меня заберет Ваня на отцовской машине, пока сам отец семейства гулял по городу, пошел попить кофе и подстричься. Прекрасное утро, просто восхитительное. Не стоит говорить о том, что я действительно очень сильно хотела спать, это и так понятно. После средней чашечки кофе у меня еще и стало ломить кости, так уж действует на меня кофе, если я слишком мало спала. Когда мы в результате таки попали домой — я не смогла уснуть. Да, я знаю, прекрасный день. Но после обеда он и правда стал прекрасным. Город хотя и был полон людей, но было важно не то где ты, а то, с кем ты. Наверное, именно в тот день я полюбила семью Вани как свою родную. Я обожаю его отца и питаю особенную слабость к его матери. Ну и еще есть его брат, его брат просто его брат, просто младший брат. Но и к нему я отношусь положительно. В общем, время мы провели прекрасно, мы много гуляли, много нервничали и потом снова гуляли. Но в общем, все прошло хорошо, действительно хорошо. На утро мне даже было жаль, что я не проснулась на полчаса раньше и не попрощалась с его родителями. Они хотели уехать пораньше, чтобы более нас не стеснять. После этого дня и начались все мои болячки, интриги и расследования Медленно и уверено я добралась до того момента, когда мне стало наконец-то получше и мы с Ваней обсудили то, что надо бы съездить в Измаил. Для справки, это город в одесской области, именно оттуда родом мой парень (хотя, моя мама говорит, что я почти замужняя дама, так что при посторонних мужчинах/мальчиках я предпочитаю называть его мужем). Думали и собирались мы не долго, планировали выехать в обед в субботу, а выехали в пятницу вечером. В час ночи субботы мы уже были там. Его родители сделали ремонт на кухне и теперь кухня выглядит просто потрясающе, на такой кухне и правда хочется готовить, много готовить и вкусно готовить. В субботу, после того, как мы проспались, мы встретились с Юрой и Наташей. История у этих двоих запутанная, но я постараюсь кратко объяснить. Так вот, Юра — это бывший коллега Вани, они вместе ходили в рейс, когда Ваня работал в Валлеме. Юра на данный момент разводит с женой, которая заимела от него ребенка, забрала все из дома, пока Юра был в рейсе, отжала гараж, отжала бизнес, который они собирались вместе поднимать. В общем, отжала все что можно, просто потому, что юра стал понимать, что деньги из рейса идут не туда, куда им стоит идти. То есть он работал не на семью, а на нее. История очень неприятная и попасть в такую и врагу не пожелаешь. Так вот, его сердечные раны лечит Наташа, достаточно хорошая девушка, с которой я прообщалась вечером в субботу, пока наши мужчины общались между собой. Хотя вечер прошел спокойно, мы пили чай, шутили и общались, но под конец осталась какая-то тяжесть. Я хорошо ощущаю чувства людей, поэтому я чувствовала как Юре тяжело и это меня здорово угнетало. Воскресение стало более домашним, в этот день мы были в кругу семьи. Ваня с папой жарили шашлыки, я сидела с ноутом папы и переустанавливала винду. Отец семейства скоро уходит в рейс, так что рабочая машина была ему просто необходима, ну и я почувствовала, что сделать это в моих силах. Конечно, все получилось. И шашлыки, и винда стала нормально, без казусов. Даже попытались реанимировать тошибу, которую покупали еще в далеком 2005 году, но там то ли с батареей проблемы, то ли с самим блоком питания — мы так и не выяснили, но и на него стала десятая винда. Мама Вани погадала мне и Вани на рунах по поводу карьерной деятельности, так что теперь и я, и он понимаем, что нам стоит делать на данном этапе своего жизненного пути.Все хорошее рано или поздно кончается, так что настало утро понедельника и пора было ехать обратно в Одессу. Так как в Измаил мы ехали на автобусе, в этот раз решили взять бла бла кар и доехать в Одессу быстрее и с большим комфортом. Выезд был в 8 утра, так что поспать особо не получилось, зато к 12 мы были уже в Одессе. Всю дорогу я периодически спала у Вани на коленках, поэтому путь выдался легким. Родители, конечно же, не смогли отпустить нас без маленьких подарков. Нам отдали колонки, которые теперь мы мучаемся как подключить (такие колонки, их там пять штук, расставлять надо по комнате для объемного звука), закинули с собой еще шашлыка и жаренной картошечки, а так же дали нам деньги на новые обои в кухню. Да, обои и правда стоит переклеить, хотя на это и потребуется титаническое усилие, но думаю, что мы справимся. Сейчас, когда все поездки закончились, я поправилась, то наконец-то надо принимать за работу и за учебу. Меня вечно мучает ощущение, что я должна переживать за двоих, как за себя, так и за Ваню, поэтому расслабиться и отдохнуть я нормально не могу. Даже сейчас, подумав об этом, я стала нервничать. Почему я решила снова сесть и написать что-то? Потому что мама (Вани) сказала мне, что я должна больше слышать и слушать себя, ну и конечно же, полюбить себя. Этим я сейчас собственно и занимаюсь, пока Ваня отдыхает: последние полтора месяца он мало спит. На это пока все, до связи.

Категории: Восстановление мирового баланса, Шаг за шагом во взрослую жизнь
комментировать 1 комментарий
пятница, 21 июля 2017 г.
Хуже смерти или убийства — только самоубийство. kseniia 09:23:20

­­

Хуже смерти или убийства — только самоубийство. Я изучала этот вопрос много лет, заинтересовал он меня еще лет в пятнадцать, когда мир вокруг меня начал стремительно меняться и я перестала быть там, где привыкла быть. Стрессовые и тяжелые моменты доводили меня до того, что я просто хотела опустить руки и сдаться. Мне казалось, что в этом мире уже не осталось ничего светлого ради чего еще стоит жить и бороться. Спустя еще полгода я начала читать эссе Камю об абсурде и самоубийстве, точнее будет сказать что само его эссе направлено на то, что абсурдность мира приводит к самоубийству, но в пятнадцать с половиной лет трактовка его эссе казалась мне другой, до истины я докопалась уже спустя несколько лет, когда смогла более здраво оценивать каждое слово. Все это я пишу не просто так, не просто так ворошу самые неприятные воспоминания своего больного сознания, пару дней назад покончил с собой кумир моего детства и моей юности — солист Linkin Park. Я прекрасно знаю и понимаю, что приводит человека к подобному, а если он уже к этому пришел, то точно никому не скажет о своем решении. До тех пор пока человек борется за свою жизнь, пока точка еще не стоит, его подсознание подтолкнет его к тому, чтобы сказать о своем решении хоть кому-то и именно тогда хоть кто-то, но сможет его остановить. Так останавливали и меня. Но мои приступы в желании отказаться от жизни скорее напоминали детское недовольство и бунт. Впервые я задумалась об этом около восьми лет, я просто хотела, чтобы обо мне заботились. Я хотела так привлечь внимание. Истинная природа самоубийства глубже, да и грань между жизнью и смертью очень тонка. Если ее перейти — очень сложно вернуться назад. Все, что тебя окружает, все, с чем ты сталкиваешься изо дня в день начинает казаться тебе глупым, ненужным, лишенным смысла и радости. Смерть как избавление от боли. Смерть как конец страданий. Но истина в том, что этот конец прокладывает новое начало, начало новой боли, боли такой необузданной и дикой. И это боль родных. Всегда, каждый раз, какие бы безумные не были события жизни вокруг меня, что бы ни толкало меня на попытку закончить со всем — я вспоминала маму. Она единственное, что держало меня, я очень боялась причинить ей настолько сильную боль, она бы точно не справилась.

Я хорошо помню момент, когда начала уже сходить с ума. Это было тяжелое время в моей жизни, рядом со мной был человек, который нарочно изводил меня, доводил до истерик, до самоненависти, до такого дикого состояния, что мне просто хотелось лечь и умирать. Я не хотела есть, я не хотела спать, я не хотела выходить на улицу и кого-либо видеть. Я просто хотела лежать и умирать. Это было около года назад, я сильно похудела, заболела и с трудом вообще могла что-либо делать. Чтобы выбраться из этого состояния мне понадобился месяц, но для того, чтобы покончить с этим раз и навсегда — мне необходимо было оборвать то, что меня так сильно угнетало. И это был мой бывший парень. Ирония в том, что он тоже пытался вытянуть меня из этого состояния, но делал только хуже. Каждая его реплика и каждый диалог выводил меня на то, чтобы я снова начала плакать и биться в истерике. Я уже не помню всего, я не помню всех диалогов, всех моментов. Но отчетливо запомнила как он сказал, что когда я плачу — он чувствует, что я его люблю. Таким образом, человек просто раздувал свое эго за счет меня, за счет того, что я мучилась. Самым страшным был момент, когда я в истерике со всей силы кинула чашку с чаем на пол, а меня саму начало трясти. Такой сильной истерики у меня не было никогда. Я пыталась держать это в себе, старалась не плакать, я терпела каждое сказанное им едкое слово, но я не выдержала. Меня трясло так, что он понес меня в ванну и я обливалась ледяной водой. После этого случая мы встречались еще около двух месяцев. Я не знаю как я выдержала это, но точно знаю, что моя нервная система очень сильно истощала. Сейчас я стараюсь всеми силами ее восстановить, но мысли о самоубийстве посещают меня до сих пор. У меня начали развиваться комплексы, природу которых я не могу описать. На фоне истерик и нервных срывов у меня были достаточно длительные задержки месячных и гормональные сбои. Я ходила к гинекологу, я лечилась, я старалась оборвать все контакты с бывшим, но даже тогда он старательно напоминал о себе. Приходил ко мне домой, звонил, стучал, пытался выломать дверь. А если не приходил, то просто звонил. Это состояние, когда я хотела с ним расстаться, а он не хотел меня отпустить, длилось около месяца. Меня спасало лишь то, что у меня был первый в жизни проект и зал, только так я могла отвлекаться от всего. Мы расстались 6 ноября, но все еще я до конца не отошла от того, что было со мной. Разумеется, рядом со мной сейчас прекрасный мужчина, которого я очень люблю и верю в него, почти полгода мы живем вместе, он старше меня и во многих вещах умнее. Я могу на него положиться, я могу ему верить. Но порой состояние годичной давности накатывает. Оно приходит как бы между прочим. Маленькое сомнение, маленькая неуверенность в себе доходит до таких размеров, что я с трудом останавливаю этот конвейер. Каждая мысль порождает новую, мои страхи усиливаются, порой я снова хочу опустить руки, но стараюсь этого не делать. В апреле-мае, кстати, у меня был снова срыв, из-за которого я снова не могла выходить из дома, я боялась, мне было плохо везде, где я не дома. Только недавно я смогла окончательно сразиться с этим мерзким ощущением и начать двигаться дальше.

Но все это я говорила не просто так, писала не просто так. Если однажды вы задумались о самоубийстве всерьез, если вы правда не хотели жить изо всех своих сил — это чувство все равно вернется к вам, как бы далеко вы от него не бежали. Желание убить себя, навязчивое и хаотичное — это болезнь, это нервное расстройство. Но как бы не было тяжело, каким бы абсурдным ни казался бы вам мир, как бы сильно вам не хотелось бы со всем закончить — не делайте это. Смерть не конец мучений, а лишь начало для новых. И если вы чувствуете, что что-то в жизни пошло не так, что-то вас не устраивает до такой степени, что жить не хочется — меняйтесь! Меняйтесь черт побери. Меняйте себя, свое окружение, свою работу, да бросьте черт побери семью и отчий дом, делайте все, чтобы снова вдохнуть в себя жизнь и понять, что она прекрасна. И я верю в то, что она у нас одна. Как бы не было тяжело, верьте в себя и в свои силы, со всем можно справиться. Люди и правда могут сделать очень и очень много, достаточно вспомнить, что раньше они пользовались свечами и не думали, что в наше время электричество будет повсюду, люди со всего мира смогут общаться друг с другом, не выходя из дома. Это огромный прогресс человечества, а значит и каждый из нас может сделать над собой усилие, чтобы идти дальше. У каждого своя трагедия, своя история, своя жизнь. Но я верю, что любую боль можно преодолеть и пересилить, как с чьей-то помощью, так и самостоятельно.


Категории: Будет легче; будет легче, Время и правда лечит
комментировать 1 комментарий
воскресенье, 13 апреля 2014 г.
Там, куда я ухожу, — весна. kseniia 20:55:30
«В поцелуе рук ли,
губ ли,
в дрожи тела
близких мне
красный
цвет
моих республик
тоже
должен
пламенеть».


Кажется, что от его голоса можно захлебнуться в собственной любви. Эти знакомые интонации, даже то, как он матерится. И как курит свои сигареты. Я хотела не прекращать осыпать его вопросами, смеяться с его-моих любимых шуток. Мы снова стали ближе, словно и не отдалялись никогда. Словно не рвалась та крепкая цепь, что связывала нас. Что если все снова станет по своим местам, если я снова буду частью его огромной вселенной? Никто и никогда не поймет как после всего, что было — я верна ему до кончиков пальцев. Меня душат предложениями встречаться, меня хотят видеть любимой девушкой рядом. Но я не смогла сдать позиций, мой корабль выходит только в его открытое море. ­­Скоро, сосем скоро, два месяца, как мы закончили все и поставили точки. Но сегодняшние двадцать минут его мимолетного присутствия рядом ввели меня в транс, я смертельно желаю нового глотка его «рядом». Надеюсь, что он никогда не поймет, что я по-прежнему люблю его, что я по-прежнему верю, что мы случились не просто так. Девятое ноября, падение Берлинской стены, падение моих принципов, грехопадение. Меня так трясет, что кажется я не доживу до той пятницы, что мы должны пойти в Выход. Вместе.

Вчера меня активно старался вытащить Дмитрий в клуб, а я была как бы и не против сначала. Бесспорно, я никогда не любила вести ночной образ жизни, не любила и то, когда огромная толпа подростков под алкоголем стараются привлечь внимание друг друга. Я была слишком правильная для такого общества и такой атмосферы. пускай прошло время и меня окунули в реальность до такой степени, что до сих пор не могу отмыться от этой грязи, — я не решилась пойти. Я не решилась терпеть, именно терпеть, приставания противоположного пола. Я стала истерически бояться, что встречу знакомых, которые могут так или иначе напридумывать себе, что я испортилась из-за него. А уж тем более, меня испугало то, что я могу попасть после клуба на ту самую квартиру, где был бы он, ведь я знала, что он устраивает вписку на огромное количество людей. Все так запутанно, так сумбурно и так страшно. Я придумала себе тысячи причин и отговорок, чтобы остаться дома и пережить ночь спокойно, в полной гармонии с самой собой. И вот сегодня я узнаю, что была все же права и мне не стоило идти. Это заставило меня вздохнуть с облегчением, вздохнуть от огромного счастья. Пускай и больно было выслушивать о том, как он провел прошлую ночь и с кем, но я смогла смеяться. Смеяться самой себе и тому, что поступила верно. Ведь кто знает, ту ночь он мог и со мной провести и я бы себе этого никогда не простила.
Итак, начинается новая неделя и она обещает быть насыщенной, как салатовый цвет. Возможно, Аароша будет работать в циферблате и тогда я буду частенько забегать к нему на кофе, а потом уже ехать домой. Все это мечты, все это лишь плод моего воображения, но я уже чувствую аромат кофе и то, как мы курим возле входа, где висит табличка «не курить». Я вижу его синюю куртку и слышу смех. Но ведь как приятно обманывать себя и всех, что тебе это совершено неважно и совершенно плевать. Но пускай все будет так, как будет. Я готова отдаться этмоу течению, этому новому рывку моей жизни, пускай она покажет мне счастье, снова.

Настроение: Счастье.
Хочется: Конец недели.
Категории: Айрон, Жизнь очень забавная штука, Такие моменты трогают меня за душу
пятница, 11 апреля 2014 г.
Пока догорает рассвет. kseniia 22:37:48

Леди и джентльмены, иногда мои руки добираются до ворда, чтобы выплевать ему все свои прокуренные легкие и показать всю правду матки. Иногда я даже оставляла свои мысли в забытом Богом паблике, чтобы иногда иметь возможность перепрочесть все то, что я пережила и прожила. Но вот спустя энное кол-во времени я решила, что и здесь должна появиться запись, которая поставила бы огромный прочерк между моим прошлым и настоящим. Сказать, что сейчас я другой человек – это как плюнуть на усыпанное звездами небо, то есть не сказать ничего. Никогда бы не сказала, не подумала бы даже, что жизнь может настолько меняться. Меня словно вывернули наизнанку, внутренностями наружу, до такой степени я не чувствую себя прежней. Хорошо ли это? Плохо ли? Я не могу найти однозначного ответа. Я роюсь в чувствах прошлой Ксюши и каждый раз развожу руками. Истинна и реальность рано или поздно настигли бы меня, так чего прятаться? Чего бояться? Если уж стрелять, то давайте в упор, чтобы наверняка. Но все это пустые слова. Я словоплюй, я любитель мыльных драм и самоувечий в виде постоянного возвращения к прошлому. Но сейчас я не собираюсь изнывать над прошлым так отчаянно, как я люблю это делать у своих подруг дома, с открытыми настежь окнами или с чашкой чая в руке. Давайте я буду короче, проще, да и просто скромнее. Не стоит из истории маленького человека ставить драму-феерию.

­­

Все начиналось так, как бывает только в фильмах про вечную любовь. Тысячи невероятных совпадений вкусов, интересов, встреч. Казалось, что на небе изначально мы были одним полотном, но позже нас разделили. Мы были одним целым до такой степени, что даже порою выражались одними и теми же фразами. Мы шутили взахлеб, друг над другом, ни разу не ловя себя на какой-либо обиде или чувстве вины. То, сколько километров мы прошли вместе – страшно даже считать, ведь мы гуляли постоянно. Первое время по пальцам можно было пересчитать дни, когда мы не виделись. А если начать описывать все те безумия, которыми мы потрясали наших друзей и знакомых – то можно глагольствовать часами. Но это все слишком долго, слишком болезненно переживать снова, что я отложу это до лучших времен. Все равно я никогда этого не забуду, никогда не поверю, что он не был моей судьбой, пускай и такой кратковременной.

Но вот моя жизнь словно остановилась, прекратила свой размах, а она посягнула на великое. Она уже полностью накрыла меня, не давая дышать. Убеждала в том, что случайностей в жизни не бывает и нужно хвататься за будущее с большей хваткой, словно ястреб. Может, плохая из меня птица, но я не удержала то счастье. Я выронила его и позволила жить дальше, без меня. Мне не хватает его жутко. Я ищу его в смеси сигарет и кофе, в привкусе своих же изжеванных губ, в репликах общих знакомых и в моих-его жестах. Жить им до такой степени, желать ему только счастья от всех глубин своей ржавой душонки – так могу только я. Никто не понимает меня, не понимает моего отношения к нему. Ведь он так плох, так поступил со мной. Да как после такого с ним можно говорить? Желать добра? С улыбкой вспоминать о прошлом? Как видите – можно. Можно часами сидеть на кухне, подогнув коленки и раскуривать его LM синий, попутно снова и снова рассказывая подруге все, что миллиарды раз обдумывала. Можно видеть его друзей и его самого, а внутри умирать каждую секунду, когда приближаешься к нему на миллиметр. Конечно, проходит все и это пройдет. И когда-нибудь я буду с улыбкой вспоминать эти чувства и называть их детским лепетом. Но пока что это не так. Пока что я вижу его во всем и везде. В моем чертовом поступлении и желании уехать за границу. Туда, куда мы оба так стремились, в Германию. В моей любви к звуку гитары, ведь мы так часто вместе пели под его игру. В песнях Люмена, ТДГ, Брингов. Я вижу его в уличных фонарях, слышу в звуке прибоя. Никто не знает об этом, ведь узнай – меня давно посадили бы в психиатрическую. Это болезнь, это паранойя. Я могу не думать о нем лишь когда страшно не высыпаюсь, а делать я это стала нарочно. Тогда все мои мысли только и плывут о том, как бы, черт побери, выспаться. Но вот я вдохнула бодрости, но и выдохнула всю легкость. Я снова ощутила всю горечь потери и недосказанности. Чувствует ли он хотя бы сотую от того, что ощущаю я? Скучает ли? Хочет ли встретиться? Или его гордость душит все признаки такового? Моя накрывает меня своим махровым одеялом лишь тогда, когда я слышу о нем от кого-то. Я сразу говорю, что как же устала отказывать молодым людям в их симпатии ко мне. В моих жалобах не хватает только томных вздохов и закатанных усталых глаз, для пущей театральности. Но я делаю все это просто и откровенно, я правда устала. Я не смогу ничего отдавать взамен на чувства ко мне в тот момент, когда мою кровь высасывает другой человек. Он настоящий кровопийца и если взглянуть в его глаза – можно ужаснуться от того, что они точно такие же, как и мои. Но если немного вжать тормоз, то я хочу добавить ко всему этому мою утробную ненависть к экзаменам. Если бы можно было облить их бензином и сжечь – я бы пошла на это и не смотрела бы на уголовную ответственность. Они давят и вызывают приступы удушья не хуже удавки или могильной плиты. Так что же я хотела сказать? Так вот, берегите тех, кого любите. Берегите! Не смотря ни на что. Иначе потом придется не смотреть на них. А это самая страшная пытка.


Настроение: Только бы не взрывать города.
Хочется: На облако.
Категории: Айрон, Через все запятые дойти до точки, Что имеем не храним, Я ни о чем не жалею
вторник, 20 августа 2013 г.
Ваши ягнята замолчали, Клариса? kseniia 21:28:09

Быть человеком стало дорого. Не по карманным расходам, а по моральным качествам. Приходиться стараться быть лучше, делать добро, терпеть злобу. У каждого своя жизнь и она крутиться в совсем отдельном, от вашего личного, русле. Посмотри на того, кто идет рядом с тобой. Он одет так, каким является образ его жизни. Деловой или спортивный костюм, модель телефона, марка часов. Каждый человек — это отдельная крепость, которая строилась ровно столько, сколько жил человек. И мы видим уже плод чьей-то деятельности. Мы не замечаем, как сотни других, иных судеб пересекают нам дорогу и идут дальше. И каждый из них по-своему несчастен, каждому есть что рассказать о себе, у каждого есть любимая еда и фильмы. Но в большинстве случаев — они всего лишь массовка.
Я встречаю разных людей и каждый из них жил так, как я вряд ли жила. У кого-то никогда не кончаются улыбки. Кто-то живет только в собственном выдуманном мире. Кто-то вечно бродит по клубам и барам, убеждая себя в том, что он молод и надо испробовать все. Моя жизнь завинчена на одном винте, бесконечный бег по винтовой лестнице, которая рано или поздно снова приводит меня к началу. Выводы, которые я делала пару лет назад — снова настигают меня. Мне приходится наткнуться на них снова и снова, чтобы убедиться, что это были не просто детские суждения. Моя жизнь — спектакль. Сегодня я проснулась уставшая, значит нет сил играть роли. Значит, сегодня я смогу вдоволь побыть собой, побыть свободной. А сегодня я полна сил, можно становиться Арлекином и давать неплохое представление за ничего. Мои прикосновения к людям стали дешевле, но все равно стоят слишком дорого, чтобы использовать их так, как я пожелаю. Я по-прежнему мало кого касаюсь, мало кому позволяю касаться себя. Я не научилась смотреть долго собеседнику в глаза и скрывать свои чувства. Я все еще ребенок, только волосы стали короче и улыбка измученнее.


­­Последние дни я много думала о том, что для меня значит жизнь и чего она для меня стоит. И стоит ли она вообще чего-то. Я много кричала и плакала о том, что я вечно кого-то теряю, важного. И это правда. Я еще не писала сюда, но я потеряла дедушку. Человека, который заменял мне отца долгие тринадцать лет, а еще три года до этого был мне просто дедушкой. Я знала совсем немного об этом человеке, хотя видела его очень часто. Мы здоровались, вместе завтракали, когда-то он читал мне книги. Когда мне было шесть или семь, я заводила будильник и шла смотреть вместе с ним бокс. Мне по-человечески его не хватает. Человеку нужен человек. И мне ужасно непривычно, что я не чувствую его прибывания в комнате слева по коридору, в бабушкиной квартире. Я видела его в последний раз чуть больше месяца назад и тогда он очень страдал. Я слышала его крики и мне было страшно. Неужели, смерть и правда была лучшим выходом? Или был еще смысл бороться за его жизнь? А что если и правда он давно сдался? Никто не знает уже, что правда было нужно моему дедушке. Человеку, о котором я узнала так много после его смерти. На похоронах был друг дедушки Костя. И когда надо было рассказать что-то о дедушке, помянуть его, он вспоминал его с улыбкой. Он рассказывал как дедушка любил немного выпить и хорошо поесть, как прекрасно он писал и каким добрым он был. Странно, но в сознательном возрасте я помню его совсем другим. Более угрюмым, бытовым человеком, который оградил себя четырьмя стенами и продолжает там существовать, пока мир не начнет его отторгать, как инородное тело. Что и произошло вскоре. Через восемь лет, после того как он вышел на пенсию, он скончался. Возможно, он этого хотел. Возможно, он очень от всего устал. Но мне так тяжело видеть слезы на глазах бабушки. Она безумно его любит.
Он умер двадцать восьмого июля. В этот день я была в гостях у родителей отца, спала в комнате на втором этаже и видела странный сон. Дедушка приходил ко мне, он попрощался. Я не придала сну особого значения, но через пару часов я уже узнала, что дедушки больше нет. Он долгое время лежал в коме и мама проверяла дышит ли он еще. Был прекрасный и солнечный день воскресения. День, в который раньше грешно было работать. Все должны были в этот день отдыхать. Прошло десять дней со дня рождения бабушки. Я говорила по телефону с Димой, немного грустила, гладила пальцами ковер под коленками. И когда собралась ехать домой — все изменилось. Слезы наполнили веки, словно два бездонных колодца. И я не могла перестать плакать. Я плакала двенадцать часов. Я плакала на кухне, когда ела арбуз. Я плакала на рынке, когда пошли купить еды, я плакала дома, когда была уже совсем одна. Я продолжала плакать, когда пыталась уснуть. И с трудом, огромным трудом я все же смогла уснуть. Тот день для меня запомнился серым, хотя день был сам по себе прекрасным. Меня поддерживали друзья, как могли. Но поддержки самого важного человека я снова лишилась. Ночь была тяжелой, на следующий день я старалась задушить тоску фильмами. А еще через несколько дней — были похороны.
Тяжелее всего было туда собираться. Сначала были проводы на телестудии. Собрались люди, которые знали Викентия Ивановича лучше, чем я. Они были его коллегами и любили его как человека. Не как мужа, отца или дедушку. А именно как человека. На мне было черное платье, которое предназначалось для школы и черная повязка на голову. Мама плакала каждые полчаса. Я держалась до последнего. Я старалась быть сильной. Когда вынесли гроб — меня передернуло. За время болезни дедушка очень похудел и не был совершенно похож на себя. Бабушка все время была рядом с гробом и поэтому запах ее духов стал ассоциироваться у меня с запахом трупов и кладбища. А ведь у нее какие-то шанелевские духи. Каждый говорил что-то о человеке в гробу. Каждый приносил букет и ребята их похоронного агенства выкладывали веером его на покойнике. Дедушка Валера старался меня отвлечь. Отводил в сторону, говорил со мной о чем-то. И я была очень ему благодарна. Мне было правда легче. На похороны приехала и моя подруга Алина, если бы не она — я бы сошла с ума окончательно. Она поехала с нами на кладбище и это было ужаснее всего. Нет, кладбище я запомнила другим. Таким, каким оно было в Симферополе. Вокруг деревья, аллеечки, ухоженные могилы. То кладбище было другим. Пустырь, а вокруг могилы, на многих из которых сидели вороны. Меня бросило в дрожь. Но это было еще ничего. Когда пришел батюшка, чтобы отправить покойника в последний путь, у меня слетел какой-то защитный механизм. Я стала плакать. Когда все прощались и целовали дедушку в лоб - я не смогла подойти. Мне было стыдно. Я хотела сказать: прости меня. Мне хотелось извиняться за то, что я так мало знала о нем, что я была почти чужой ему. И страшнее всего было то, что я этого не сделала. Я стояла в стороне и плакала. Я боялась, что кто-то еще услышит мое признание. Гроб закапывали очень долго, не казалось, что это никогда не закончиться. И лишь после этого мы поехали на поминальный обед. После него я взяла с собой Алину и мы пошли ко мне домой. Если бы не Алина и не Марина, которая подъехала потом с коробкой вкусностей, я бы сломалась. Я бы рыдала весь день. Но у меня был стимул держаться, за что я очень благодарна девочкам.
Мы были на кладбище и после. На следующий день, на девять дней и буквально несколько дней назад. И я все больше убеждалась, что «после жизни никто не выживал». Могил вокруг становилось все больше, а моя грусть обретала все больший вес. В последнюю нашу поездку я смогла впервые посмотреть на могилу без слез. Я благодарила крест с его фотографией за все, что он сделал для нас, для нашей семьи. Я очень долго мучила себя тем, что не смогла быть с ним ближе во время его жизни. Когда он просто жил, читая газеты в своей комнате. Не любила то, как его щетина щекотала мне щеки. Я любила его, но побаивалась. И моя отдаленность от него не давала мне покоя. И только недавно... "мои ягнята замолчали". Я больше не плачу, я думаю о нем с улыбкой. Ты был прекрасным человеком, дедушка.

Настроение: В конце пути меня ждет только счастье.
Категории: Душа нараспашку, Научиться ценить жизнь, Нет ничего важнее семьи
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 18 августа 2013 г.
В детстве я хотел быть кем угодно, только не собой. [Часть первая] kseniia 20:11:13
Лучшее, что случалось со мной за эту чертову жизнь — произошло за прошедшие три месяца.

***
Моя жизнь снова съехала с рельс, мой внутренний Бог решил, что пора что-то менять. Все начиналось с малого, с самого тяжелого. С того, что не было самого важного кусочка меня, не было Димы. Я жила словно в коконе, чередуя привычные действия и продолжая двигаться дальше. Жизнь напоминала заточение души, тело уже давно начинало гнить. Я потеряла интерес ко всему. К музыке, к книгам, к друзьям. С трудом готовила зачеты к концу года и засыпала с телефоном в руках. Я все ждала, а вдруг, ты напишешь. Вдруг спросишь как мне спалось. А спалось мне ужасно, сны тревожили меня каждую ночь, погружая меня в новый и новый созданный моим сознанием мир. И везде был он. Но ему не было дела до меня. У него были свои друзья, свои интересы, своя жизнь. Так было и в жизни. Он звонил из магазина, пока искал себе контик и как только находил — заканчивал говорить со мной. Я была нужна лишь как воспоминание о былом. И это неимоверно сдавливало. Я находила горы фотографий о том, как хорошо он проводит время без меня. Я мяла страницы его дневника, целовала его крошечную фотографию и снова терялась в стенах своей комнаты. Я любила его, я умирала без него. Целый месяц жизни был потерян, ведь я почти не помню его. Я знала, что ему нравится другая. Сначала одна, потом иная. Ему нравились все, кроме меня. А я, та, что любила его больше всех, оставалась на втором плане. Но вот случилось то, чего я не ожидала. Одиннадцатого мая мы пошли гулять, впервые за прошедший месяц. Я разрывалась между да и нет. Между прикоснуться и сбежать. Я приехала на час раньше, я гуляла по площади и разглядывала людей. Сердце старалось прорваться сквозь ребра: я ждала этой встречи, как своей смерти. И когда он, наконец, позвонил, я соврала, что только выхожу из дома. Хотя сама уже почти была возле его парадной. Пальцы тонули в экране телефона, я строчила сообщения его бывшей девушке. Девушке, которую он снова почему-то любил. Девушке, что сделала мне очень больно прошлой ночью. До сих пор тяжело сказать кто прав, а кто нет в ситуации, что сложилась, но нас следующий день Маша и Дима поссорились. Я всего лишь рассказала Диме все то, что слышала от нее про него, про них.
Но я вернусь в середину мая. Он вышел ко мне румяный после майских праздников. Солнце сожгло кожу у него на спине. Глаза горели как и прежде. А руки не переставали так или иначе меня касаться. Я говорила себе — держись. Не сдавайся. Не обнимай. Не считай родинки. Не гладь даже взглядом плечи. Мы стояли рядом, запредельно близко, меня тянуло к нему как умалишенную. А я останавливалась и отводила взгляд в сторону. Я читала объявления, изучала подушечками пальцев трещины на дверях. Мне совсем не в тягость было то, что мы работали, а не гуляли. Я в любом случае слишком хотела утолить жажду,... жажду встречи с ним. А ведь он продолжал улыбаться, он смеялся над моим платьем. Он смотрел на меня так же, как и раньше. И впервые сказал, что я красивая. Мы были с ним так же близки, словно и не было месяца разлуки. Словно я не упивалась песнями Кино, Сплина и Земфиры. Словно его рука всегда была в моей. И так хотелось закричать, сорваться. Сказать: я скучала. Сказать: я люблю тебя. Сказать: не уходи больше надолго. Я вернулась домой и впала в глубочайшую депрессию, проплакав пару часов и уже была готова идти на крайности, чтобы угомонить свою боль.Мне звонила Маша, попросила исправить то, что я сказала ему. Но почему я должна ему врать? Почему человек, который мне дороже собственной жизни, должен находиться в атмосфере вранья и предательства? Нет, я четко для себя решила. Это ее проблемы, она пускай и решает их. На следующее утро Дима и Маша поссорились. И он впервые так много звонил мне. Так много говорил со мной. Он предложил встретиться и посмотреть вместе фильм. У него или у меня. Я умирала, снова умирала, но уже от счастья. Через три дня мы были у меня. Я так его ждала. Я сдала свои зачеты и чувствовала себя свободной. И окрыленной. Я должна была снова увидеть его. Я убрала дома, я сходила в душ, я одела новое платье. Я старалась быть настолько красивой, насколько могла. И он снова смотрел на меня теми глазами. Я нравилась ему, я видела, что нравилась. Я встретила его с полными ладонями счастья и распахнутыми легкими. Я не могла надышаться его духами. Не могла насмотреться на него. Мы посмотрели два фильма, во время которых мы лежали у меня на кровати и он обнимал меня. И в один момент, когда я повернулась к нему, он... Поцеловал меня. Так нежно, как когда-то в апреле. Держа руки у меня на талии. Хватаясь своими теплыми пальцами не просто за ткань моего платья, а за самую душу. Я ловила мурашки каждый раз, когда он как-то невольно выдыхал мне в шею. Я боялась, что скоро все закончится. Я перестану быть принцессой и снова превращусь в падчерицу. Моя карета станет тыквой, улыбки превратятся в слезы, распахнутые от любимого запаха легкие снова скукожатся. Мы прощались и на нем была белая с синими полосами кофта. У него были все те же изогнутые в улыбке уголки губ. Он был рядом и я снова целовала его, на прощание.

В субботу, еще через три дня, мы поехали в его любимый город, в Южный. Я наконец-то знала его мир, я узнала его лучшего друга, его подругу и побывала впервые на крыше. И тогда я вдруг поняла, что не смогу снова потерять Диму. После мы вернулись снова в Одессу, у меня были какие-то двадцать минут, чтобы собраться и приехать к нему на Левитана, а оттуда уже бежать в «Золотой Дюк», чтобы сходить на «Великого Гетсби». Мы впервые провели так много времени вместе. Я плакала, когда вышла из кинотеатра и не могла успокоиться. Я была переполнена эмоциями и чувствами к нему. К фильму. К городу., что я увидела. Он отдал мне свою зеленую рубашку, чтобы я не мерзла. Мы шли молча, но никого в мире не было ближе его в ту секунду. Он проводил меня, я приехала домой другая. Не счастливая и не грустная. Я зажгла свечу, сделала чай и ушла на балкон. Просидела там какие-то часа два и пошла спать. Каким же странный был день, каким же счастливым.
Еще через какое-то время мы с ним пошли на концерт Никольского. В тот день многое изменилось. Половину концерта я плакала, я не помню почему. Сначала от песен, потом от того, что Дима все еще рядом, потом потому, что все ближе был момент нашего расставания. Мы шли домой пешком, он рассказывал что-то о доме своей мечты. И я снова стала плакать, но уже из-за другого. Я понимала, что мой Дима где-то далеко. Это другой Дима, чей-то еще, но не мой. Я испортила остаток вечера, мы шли ко мне домой то молча, то я пыталась объяснить свое состояние. На сфетофоре я попросила его перейти дорогу со мной. Я очень долго смотрела на него и, когда светофор снова начал переключаться, шепнула ему: «я люблю тебя». Он ничего не ответил, я быстро развернулась и ушла. Мое признание зависло в воздухе. Мое признание не дошло до него и к позднему вечеру. В ту ночь я решила, что надо прекращать с этим самообманом. Я считала, что это конец. И я больше не люблю его, что я больше так не могу. Что лучше делить свою жизнь с одиночеством! Но сложилось все потом все равно иначе...
­­


Хочется: Машину времени
Категории: Краткие записки из грустного дома, В детстве я хотел быть кем угодно только не собой
среда, 1 мая 2013 г.
Полиция кармы, арестуйте меня за правду. kseniia 17:16:02

***
Румата счастливо засмеялся, стянул с головы обруч, положил его на стол и прикрыл книгой.
— Это глаз бога, — сказал он. — Пусть закроется... — Он поднял ее на руки. — Это очень грешно, но когда я с тобой, мне не нужен бог. Правда?
— Правда, — сказала она тихонько.


Стругацкие. Трудно быть богом.
­­

Я от тебя ничего не оставила, словно растворила в воде. Стерты все памятки, убраны в шкаф дневники. Я от тебя ничего не оставила, даже город твое имя шепчет не так явно. Тут мы ходили, тут ты касался меня и грел мои ладони, здесь я рыдала, а там смеялась и рассматривала твои родинки. Я буду нечестна, если скажу, что внутри от тебя ничего нет. Там каждая клеточка прошла процесс окисления с твоим естеством. И ладно, и пусть. Я потеряла так много, что теперь вряд ли что-то сможет меня выбить из равновесия. Помнишь, когда мы одиноки — мы становимся сильнее. Может, это до безобразия наивно, но я верю, что стану сильнее. Я потеряла лучшего друга, я потеряла апрель, я потеряла тебя и себя тоже, немного. Я пила и курила, прожигала себя как могла, пока не остановилась. Пока на вопрос «Ты куришь?» и протянутую сигарету, не ответила «нет, не курю». Мой март был самым счастливым, самым теплым и ласковым. Даже с едва греющими лучами солнца. У меня были твои протянутые руки, твой голос в телефонной трубке, но что-то все равно пошло не так. Бог, если ты есть, ну или хотя бы ты, Люцифер; хотя бы кто-то ответьте, чего мне вечно не хватает? Почему не ценю, что имею? Почему так рано опускаю руки? Я разбитое сердце Джека, я кашляющие дымом легкие Джека, я трясущиеся от истерик руки Джека. Иногда я хочу набрать твой номер, только чтобы там был не ты, а тот другой, любящий меня еще. Услышать, что мы скоро встретимся, что скоро я смогу обнимать тебя и точно знать, что и ты этого хочешь. Где же ты, где же я потеряла тебя? Там, в шкафу, твои вещи, фотография, дневник. Я перебираю их; может, ты застрял между страниц? Может ты в мелодии песен, что слушали в унисон? Но тебя нигде нет и я опускаю руки, я тру уставшие глаза. Я пыталась сбежать от тебя, стирала все сообщения и смс. Но внутри ты оставался, я тебя изнутри стереть не могу. Живи, Дим, живи как тебе нравится. Целуйся с красавицами и наслаждайся свободой. Я больше не сдавливаю тебе глотку, не ною о боли подкожной по ночам. Больше никто не будет рыдать, если твой корабль даст пробоину. Я не люблю тебя, ни в коем случае. Я не жду твоих сообщений. Я не рисую на коленках черт знает что, когда слышу твой голос на том конце провода. Я не просыпаюсь с мыслями о тебе, даже не думай. И сегодня утром услышав звонок в дверь я не представляла себе тебя за ней, не придумывала как буду тебя встречать. Мне просто тоскливо от того, что теперь я не могу в любую секунду написать тебе. Рассказать что-то катастрофически важное. Ты носишь в себе всю мою планету, все ее кратеры. Я не знаю, когда смогу снова довериться кому-то так же отчаянно.

Хочется: Радиоголову включить погромче.
Категории: Трудно быть Богом, За моей душой Сатана прошу приди, Никогда не жди; Никому не верь
комментировать 1 комментарий
среда, 13 марта 2013 г.
— Майстренко? Да, я запомню твою фамилию. Майстер. Майстер моїх мрій. kseniia 18:39:50

Нехай щастить,
майстер мрій.


­­
Я помню тебя, сидящую в домашних футболках, красящую ногти в какой-то там цвет. Мне нравилось это. Твои улыбки, твои походы в соседнюю комнату, и то как ты грела в микроволновке чай. Прости, я помню многое о нас, но я не помню любила ли я тебя. Мой мир на тот момент был похож на лопнувший воздушный шарик. Он продолжал существовать, но внутри него было пусто. Пустыри, заброшенные дома, разрушенные памятники архитектуры. Людей не наблюдалось, мое сердце было стерильно от таких инфекций как любовь. Может, я любила тебя в апреле, когда ты словно заворачивала мое дрожащее от истерик тело в свои теплые слова. Или я сама заворачивалась? Как гусеница в кокон. Ты, твои обращения ко мне на «малышка». Я дарила тебе улыбки, душевное спокойствие. Ты любила во мне мой детский взгляд а вещи, мои улыбки тебе по скайпу, то как я рассказывала тебе о своей жизни. Мы были близки, но не настолько, как тебе казалось, прости. Все шло не так, я саморазрушала себя и дальше, пытаясь понять причину твоих и моих разладов. Каждый был на своей частоте, у каждого играли свои песни и под подушкой лежали разные книги. Ты уехала в Крым, я психовала и била ногами углы кровати. Бах, бахах. Как ты могла уехать? Почему ты не поехала ко мне? Я ведь ждала тебя. Я так плакала пару ночей, а потом словно что-то оборвалось. Не знаю что, не знаю куда, но все кончилось. перестала существовать пелена перед моими глазами. Не разлюбила, нет. Просто перестала внушать себе любовь к тебе. И все прошло. Я боролась за отголоски нашего хорошего прошлого, но мне и это надоело. Появилась Тина, появился Антон, потом Влад. Люди, которые правда делали меня счастливой и живой. А ты, ты ушла в тот мир, который и по сей день меня не касается. Ты хотела что-то вернуть? Но возвращать нечего. Я никогда не любила тебя.


Иногда мне кажется, что я сплю. Только сон прекраснейший из всех, что мне доводилось видеть. В нем каждое утро я просыпаюсь и чувствую, что скулы немного побаливают от улыбок. Я ощущаю приятное тепло в грудной клетке, когда вспоминаю лишь одно-единственное имя. Опускаю веки. Вдох, еще вдох и вдох,... В моих легких полно места для кислорода. Никогда бы не подумала, что март бывает настолько хорошим, пускай и все еще с привкусом не покинувший город зимы. Прошел год с тех пор, как я пластом лежала на кровати и через каждые две-три минуты душевного равновесия заходилась в новом плаче и истерике. Год назад я кричала о том, что ненавижу ее. Что она разрушила меня, мой мир, мои верования в людей и в счастье. Вы талдычите о том, что время лечит, но к черту время. Люди, люди лечат. Их немного угловатые плечи, теплое дыхание, невообразимо приятные слова. Моя реакция саморазрушения прекратилась, я все же нашла где здесь есть кнопка «стоп». Я могу снова много-много говорить о Диме, о нашем сказочном времяпровождении, но я бы хотела как-то снова восстановить хронологию событий за потерянный март, а он уже дошел практически своей середины. Все началось с двадцать восьмого февраля, практически в полночь. Я вышла из душа и стала ждать, когда же придет весна. На самом деле, я попросила Катю побыть со мной, мы с ней вместе кричали в один голос «уходи, февраль» в течении той недели. У нее были проблемы с Сережей, а у меня на этой почве начались разлады с Димой, которые только на прошлой недели пришли в свое стабильное «все хорошо, все прекрасно, все просто запредельно». Я встретила март и не смогла сдержать слезы. Март пришел без плохих вестей, без боли в области груди. Я подождала еще несколько минут и уснула. В тот самый день я в последний раз увиделась с Мариной, прежде чем она улетела обратно в Корею. Март я встречала по полной, гуляла в городе со своими, творила глупости, смеялась. Потом поругалась с мамой из-за незаполненного дневника, так что к часу ночи настроение у меня было в упадке, в полном декадансе. На утро я должна была решить: буду стричься или нет. Хотя, я уже была записана к парикмахеру. С опозданием на полчаса я все же решилась на это! Вышла из парикмахерской довольная, хотела зайти показаться Кате, но так только-только проснулась. Дошла от Вильямса до Левитана пешком, маршрутки что-то не ходили из-за пробке на кольце. Так что я думала и до дома так пройтись, но повезло и я все же словила маршрутку. В этот же день что-то маму понесло на щедрости, мы пошли купили мне духи и краску для волос. Так что на будущий день меня покрасили и я окончательно перестала быть рыжей. Что касается второго марта, то в следствии долгих переговоров, я все же встретилась с Димой. На самом деле, я была ужасно рада его увидеть, космически рада. Мы ходили по Жукова и искали дома с открытой крышей, хотя наши поиски не увенчались успехом — было здорово. Особенно целоваться в лифте, да, Дима? К сожалению, на следующий день я заболела и слегла на неделю с температурой. За это время успела посмотреть все серии ходячих мертвецов и сплести для Димы фенечку, так что теперь у него всегда с собой частичка меня. На восьмое марта мальчики устроили нам праздник. Это было очень здорово. Ушла я только к часам девяти, но сделаю упор на то, что часа четыре мы с Димой были вдвоем. Катя и Верона ушли почти сразу же, потому что у обеих были планы. Но это не помешало дню закончится хорошо. Дома я была в начало одиннадцатого и без сил завалилась спать. Девятое, десятое, одиннадцатое и двенадцатое — все эти дни я тоже видела Даскевича. И сейчас, вот в данную минуту, так не хватает его. Я уже и привыкла, что хоть бы несколько часов в день я буду иметь возможность видеть его, но сегодня не сложилось, к сожалению. В следствии наших погулянок, я теперь буду через неделю по воскресениям ходить с Димой на лекции, а еще, в папочке с котятками у меня хранятся контрацептивы, на всяк випадок ~ Вот так и проживаем этот март.

Хочется: Лета и длинных вечеров.
Категории: Научиться ценить жизнь, Мартовские коты, Через все запятые дойти до точки
комментировать 4 комментария
вторник, 6 ноября 2012 г.
Птицы улетают на юг, они ищут тепло там, а не тут. kseniia 16:35:28

Только что приняла вызов от Слати-стала. «Я скучаю по тебе». Он всегда говорит тихо о таких вещах.
Он выдыхает весь воздух из легких на мою шею; обожает запах моих духов; греет мои ледяные руки.

Он называет меня по имени.
А иногда зовет Рыжей.


Когда я стала такой, какой являюсь сейчас? Может в тот день, первого октября, когда я лишилась своих длинных рыжих волос? На меня смотрели как на приведение в школе, а после уроков Владик сказал, что так мне лучше. Это было запредельно. Пускай мы и общаемся с мая, но таких слов от него я не ждала. Ведь обычные комплименты для моего окружения - это редкость. Это придало мне уверенности. В пятницу, пятого октября, я решилась пойти с Андреем и Ростиками за кофе. С первого сентября я не курила, но кофейные рич привлекли меня. Мы забились вчетвером во двор, что находился прямо за нашей «кофейней» - так я ее называю. Там была моя старая одноклассница Катя, ее подруги с балета и еще несколько юношей. Может мне казалось, но вся ее компания рассматривала меня. Наверное, показалось. После двора, который с тех самых пор стал для нас точкой сбора после школы, все пошли провожать меня на остановку. Я стрельнула у Ростика наушники, которые сейчас все время ношу с собой. У них отличный звук. По пути выслушала комплименты насчет своей фигуры. Андрей так эмоционально описывал как они с Филом в четверг на физкультуре «чуть не зафапали» на меня. На следующий день, шестого, я пошла на всю ночь в кино с Антоном. И это было... вау. Бойцовский клуб, игры разума и остров проклятых в одну ночь. Я грелась в его кофте, пила чай. Дело было в том, что в кинотеатре кто-то включил кондиционеры и я озябла. Я рассказала Антону, что не пью много кофе из-за аритмии. Он поэтому купил чай. И если говорить честно — Антон мне катастрофически симпатичен. Его родинки на щеках. Его тонкие пальцы и манера говорить, разговаривать. ­­Его улыбки в мой адрес. Жаль, что это так рано кончилось. Новая неделя после этого дня сложилась совершенно неожиданно. Сначала я все мысли забила Антоном, но это было абсурдом. В четверг мы ушли с трех последних уроков и курили в городских дворах, пока шел дождь. Мы слушали песни Скилета, Ниварны и Редов. Мы прятались под навесом и пели беспечного ангела. Запредельный был тот четверг. Ростик принес ноутбук. Мы ждали Андрея из поликлиники. Мы шутили. Мы пели awake and alive. Ростик с Женей все время пытались свои партии в песнях. Барабаны и бас-гитара. В субботу мы думали снова погулять, но был дождь и я не поехала в центр. Хотя потом «центр приехал ко мне». Мама уехала к друзьям, а я сделала такое себе пати-хард. Мне прокурили балкон, пришел даже Сережа. У него дома тоже не было родителей. Всей моей компании звонили мамы и спрашивали когда те будут дома и мы смеялись. Мы сделали омлет которым Ира всех кормила. К восьми или чуть позднее все разошлись и я пошла к Сереже. Мы выпили. Вы вышли под дождь покурить, у меня была пачка намешанных рич: яблоко, вишня, кофе. Мы нашли навес возле школы и стояли там, я выкурила слишком много. Утром у меня болело сердце и с того дня я не переношу рич, даже их запах.
Новая неделя принесла с собой так много нового. Я стала снова общаться с Владиком, который учился со мной в младшей школе. Мы нашли слишком много общего. Мы общались каждый вечер, находя новые и новые точки зрения, которые у нас сходятся. Мы поговорили по скайпу, он рассказывал мне невероятные вещи. Я пообещала дать ему почитать Фоера. Он предложил собраться в субботу в кальянную, я согласилась и собрала всех моих, с кем общалась. За ту неделю наша компания стала намного больше. Хотя раньше было уютнее, была своя атмосфера. Рок, сигареты и душевные разговоры. В субботу нас было не слишком много, Сережа опоздал. Ростик и Андрей в конечном итоге ушли. Я увидела в тот день Владика, он мне понравился. Да, у меня что-то дрогнуло внутри. Нас выгнали в тот день из Робина, говорили принести паспорт или копию. Как назло, Ростик в тот день гулял с другой компанией, а документы были только у него. Мы нашли «Джона Ленона», который играл на улице и попросили его зайти с нами в кальян. Но в конечном итоге — ничего не вышло. Тогда мы нашли рок-н-ролл, в который ходили еще на следующей неделе. Владик показал нам где продаются очень вкусные пончики. Я испачкалась посыпкой для них и он стал фотографировать меня на айпод, я в этот момент говорила по телефону. В прочем, на следующий день мы пошли на паранормальное явление четыре. В понедельник Владик признался мне в чувствах. Вот так за неделю я неожиданно стала любимой кем-то, снова. Через два дня у нас начинались каникулы. В первый же их день Владик приехал ко мне. Владик обнимал меня, Владик нюхал мои духи. Его шея пропахлась ими. Я опоздала на репетицию из-за него. Я в тот день не знала что чувствовать к нему. После репетиции я пошла к Ире домой, мы смотрели мультфильм с ее заболевшей сестрой. Потом мы встретили и Ростика и купили ментоловый кент. Я хотела его попробовать. Пачку у нас растреляли и осталось ровно две сигареты. В тот день я поклялась завязать курить, потому что чем дальше шло — тем хуже мне становилось после сигарет. Но потом я все равно сорвалась, в компании сложно не курить. В пятницу Владик снова приехал, мы смотрели фильмы. Я провела четыре часа в его объятьях под криминальное чтиво и общество мертвых поэтов. Новые выходные принесли новые воспоминания. Мы снова были в роке и потом зашли в Монтану, играли в гитар хиро. Влад просто потрясающий барабанщик, а вот мой слати-слат уехал и не смог прийти. Под Колдплэй - ин май плейс все раздевались, потому что было жарко в комнате. Чем кончилась новая неделя - снова суббота, в которую я поехала покупать себе ботинки. Теперь я просто настоящая хипстота. После чего поехала с мамой в суши рай. Очень хотела взять с собой Владика, но у него поднялась температура. В воскресенье, это воскресенье, мы встретились с ним и провели какое-то время вместе. Я нормально познакомилась с Колей, его лучшим другом. Сегодня ночью я даже с ним поговорила по телефону, достаточно адекватно. Конкретно сегодня Владик прогулял уроки, а я провела достаточно легкий и удачный день. После уроков посидели в нотариусе, все меня задымили рич. Женя угостил меня кофе. Я очень много чего пропустила, забыла сказать, что Приймак врал про свой лейкоз, за что я бы хотела его убить. Забыла сказать, что час назад разбила палец на ноге об угол плиты и сейчас у меня так кровь. Я забыла писать красиво и интересно. Но я писала для себя, чтобы потом помнить. Итак, точка. Я пошла писать свои уроки.

Настроение: Море во мне.
Категории: Я ни о чем не жалею, Мое море прошу тебя не выкини меня на берег, Ну теперь вообще все четко
комментировать 26 комментариев
понедельник, 17 сентября 2012 г.
Just close your eyes. You'll be all right. kseniia 18:14:50
­­

Совсем недавно я боялась открывать глаза и просыпаться утром. Снова и снова ощущать пустоту в грудной клетке. Словно кто-то вынул сердце, словно кто-то пробил ребра и теперь там сквозит. И этот сквозняк продувает мне душу. Привет, Ксюша, сегодня было утро понедельника и ты улыбалась так, словно у тебя был спазм мимических мышц. Щеки горели и пульс бил в виски. Я бы просто хотела, чтобы ты не забыла все те чувства, что испытывала сегодня.

Мое утро накрыло меня теплыми облаками будильника и одеял с собачьими лапами на ребрах и в области пупка. Мне так не хотелось вставать, но впервые за долгое время раннего пробуждения я не ощущала тоску. Впервые мне хотелось стремительно ворваться в жизненную степь, искать протоптанные мною дорожки, чтобы снова и снова двигаться вперед. Я так хотела тогда кричать. Но не слезливо-горько, не проклиная, а благодаря. Солнце еще не успело спуститься на плечи городу, когда я уже гуляла на улице и мысленно рисовала рассвет. Что же, придется привыкнуть к такому раскладу карт. Темноту утром я люблю больше, чем искусственный свет, который я стараюсь избегать в моменты сборов на улицу, примерно в пять тридцать утра. У меня стоит четыре будильника, каждый через минуту после предыдущего и это немного сводит с ума. Первые разы мне хотелось выкинуть телефон, разбить о твердую поверхность пола или стены, отключить его и спать дальше. Но здравый смысл все-таки уговаривает меня подняться под любимую песню, которую вскоре я буду ненавидеть, так или иначе. Мое утро теперь проходит в монотонном порядке. После прогулки, я иду умываться и делать зарядку, ставлю на плиту чайник. Пока плита доводит воду в чайнике "до оргазма", как сказала бы ты, я уже расправляю уголки пледа по разным сторонам кровати и готовлю себя к тому, что будет совсем скоро. А это: чай, завтрак, покровы одежды на моем теле и заплетенные в косичку волосы. Остатки лета еще бьются через прозрачные стекла ко мне в столовую, когда я уже пропускаю по венам мятный чай. Ближе к обеду будет совсем тепло, солнце обнимет нашу планету, как родную дочь, и согреет ее своим телом. Если говорить честно, то мне просто не под силу объяснить всех фактов моего счастья и внутреннего согласия между телом и душой. Просто в один день можно умудриться улыбаться и пускать слезы только от радости. Можно успеть услышать от старого друга: "я привязалась к тебе за все эти годы" и понять то, что на твое доброе отношение к ближним — ты получаешь то же самое. Это моя самая теплая осень за все годы моей жизни. Позавчера мне удалось побывать в арт-клубе, там был художественный вечер. Пелымский и Недетский застряли между моих барабанных перепонок, мне никак не забыть то, как они читали. От стихотворений Ирины Чумак я плакала, а от Влада Дождя плакала Даша. Я успела немного выпить, ну и напиться. Думала позвать в арт-клуб Сережу, но мне не хотелось менять что-то в том вечере. Я, поэзия и бокал крепкого пива сделали тот день просто незабываемым. Единственное что: мне не хватило духа подойти и хлопнуть по плечу Диму. Сказать что-то вроде: "Ты молодец, так держать!". Меня слишком прессовала разница в возрасте и росте. Меня слишком смущало то, что он будет оглядывать меня сверху даже при том, что я на каблуках. Но все нормально, все отлично. Утром воскресенья я поругалась с мамой, снова выслушала столько грязи о себе. Зато утром понедельника я дарила прохожим свою улыбку. Только бы это тепло подольше задержалось во мне.

Подкаст Klementia__Just_clos­e_your_eyes.mp3 ( 04:02 / 3.6Mb )

Настроение: Привкус лета на щеках.
Категории: Теплые дни продолжат дневник, Dream on!, Я существую чтобы мы могли общаться
комментировать 18 комментариев
четверг, 13 сентября 2012 г.
Ущербность. kseniia 19:48:21

У меня аритмия, приехали.

Я, конечно, всегда знала, что у меня больное сердце. Что мне так или иначе нельзя много нервничать или плакать из-за пустяков всяких. Но я никогда бы не подумала, что теперь мне лучше избегать кофеина, истерик и любых сердечных нагрузок. Потому что вот я лежу и мое сердце вот-вот разобьет свою ограду=ребра. Такое чувство, что вены вот-вот лопнут.
Только бы дожить до утра, только бы пережить это до утра.


Категории: Душа нараспашку, За моей душой Сатана прошу приди, Краткие записки из грустного дома
комментировать 17 комментариев
понедельник, 9 июля 2012 г.
Море в моей душе, море в моей голове. kseniia 19:55:22

­­— Да? И кто же они друг другу?
— Никто. Просто нашли друг друга два одиночества. ©


...в последнее время мне очень нравится вспоминать, сравнивать, анализировать. Все ли я делаю так в своей жизни. Ведь каждый новый рискованный шаг потом отдастся мне тайфуном на другой стороне жизни. И вроде бы все просчитываю, продумываю, стараюсь оставаться собой и принимать только свои решения, а не те, которые выбрали за меня. И все равно выходят косяки, недочеты. Обидно, катастрофически. Хотя иногда бывает настроение, ну такое, на сто долларов. Думаешь, что вот она жизнь, о которой мне так мечталось. Вот они друзья, которых я никогда не предам. Вот она любовь всей жизни. И воздух такой свежий в грудной клетке, какой бывает на берегу моря. А потом словно кто-то раскурил пачку сигарет перед твоим носом. Да еще и дешевых, пахнут они отвратительно, словно я нахожусь возле промышленной фабрики. Сразу все ощущения падают на дно, море ускользает из легких, но оно остается в моей голове. И все сводится к тому, чтобы снова найти путь к морю.


Кстати, совсем недавно мне исполнилось пятнадцать,...
Некстати, я разучилась верить во все существующие чудеса.

...совсем чуть-чуть и я...

Скоро я еду на пляж! Вы скажите, что я глупая, море у меня под носом, а я еще думаю куда-то ехать. А я скажу, что дураки это вы, ведь мне хочется засыпать под звук прибоя, просыпаться и бежать "досыпать" на пляже, а не в душной комнатке на пятом этаже. Я, может, и осталась глупой в ваших глазах, но для меня это желание, которое я неприменно исполню. А ведь Юля должна была приехать. И от этого в груди у меня замирало, потом снова куда-то спешило, с катушек срывалось... мое сердце.

Марина не одобряет то, что я ее люблю.
Очень не одобряет!

Пятое число я провела дома, немного гуляя. Собрала еды и друзей и мы посмотрели у меня фильм, который я смотрела еще зимой десятого. Собрала со всех своих знакомых поздравления и осталась довольна лишь ими, не получив особых подарков, кроме как вещичек от родни. На руки я получила ту самую книгу, которую искала и ждала. И вот слово за словом, глотаю ее содержимое и подчеркиваю для себя что-то новое. Это поразительные ощущения, скажу я вам. А два дня назад выбралась впервые за все лето на море, но вот незадача: начался шторм. И вот мы (я и Ира) уже в панике собираемся, бежим, промокаем насквозь. И мое новое платье такое мокрое, да и я сама такая мокрая, что кажется, что мое платье идеально "клеится" под мой цвет волос. Почти два часа ушло на дорогу до дома, поэтому приехала я домой совершенно никакая. Именно поэтому я вряд ли забуду этот день! Сегодня встретила Марину, а ведь не видела ее со дня своего выпускного. Почти пять часов вместе и мне совершенно не хотелось говорить: "пока". Нет, до встречи. Мы увидимся завтра. Пицца была очень вкусная, разговор задушевный, а ты как всегда такая красивая. Завтра мама возвращается из Карпат и я буду думать над тем, как бы сделать так, чтобы Юля все же приехала ко мне.

Настроение: Привкус дыни делает мой вечер счастливым.
Хочется: Теплого чая.
Категории: Теплые дни продолжат дневник, Мое море прошу тебя не выкини меня на берег, Я стала на год старше
комментировать 7 комментариев
вторник, 26 июня 2012 г.
Слишком гласно говорю о малом. kseniia 17:38:58

Каждый должен пережить что-то совершенное. До угнетения болезненное или испепеляюще счастливое. Говорят, что существует зебра, по которой шагает человек. Почему я могу подтвердить этот факт? Лишь потому, что полторы недели назад нашла свое счастье, которое было так близко. Странно будет сказать, но это прелестнейшая девушка и я ни разу не сомневаюсь в своих чувствах. Только счастьечко мое было так близко, совершенно близко. Столько времени. А я не понимала этого, как всё смешно и просто. И вроде засыпали в унисон, делили одни и те же сны, на двоих. А так и не разглядела в этом человеке то самое самое родное. Ту, кто сможет скрасить мое одиночество. И вот уже идет время, я то плачу, то смеюсь, то рисую пальцами на коже ее имя. Но я точно знаю, что это не зря. Даже если нам не суждено быть всегда вместе — я люблю тебя, Юля.

­­ Всё начинается так неожиданно. Шок, руки к лицу, я сижу и, кажется, плачу. Снова словно наблюдаю себя со стороны. Мои плечу сутулятся, я похожа на букву неизвестного алфавита. Только одушевленную каким-то писателем. Пальцами еложу экран телефона, там ты говоришь, что я была права в своих догадках. Горечь осознания лжи, но такой неуловимый запах свободы. Тебе больше не придется притворяться, ты свободна.

Я бы никогда не простила, если бы тот день не был каким-то радужным и по своему счастливым. Я сидела и вслушивалась в гул своего сердца и наконец-то понимала то, о чем оно говорит. Оно любило тебя, так сильно, что слова вырывались из пальцев, стекали по экрану и добирались до самого твоего сердца. Ты поняла. Ты услышала меня. Мы услышали друг друга.

Под крылом своей новой влюбленности мне снова хочется строчить. Первую неделю я пыталась до конца разобраться не фальшь ли всё то, что было между нами. А вдруг это лишь моя неутолимая жажда тепла? Но тут она была совсем не при чем. Лето началось так быстро, что всё еще не верю, что сдала все экзамены на отлично. Свидетельство дали подержать и я чувствовала какую-то непреодолимую гордость. Да, я сделала это. Две недели ночей без сна, голова идет кругом. Зубрежка, я лежу на кровати, вокруг валяются тетради, решебники, учебники, ручки, карандаши. Этот хаос будет преследовать меня в самых страшных ночных кошмарах. Но когда все закончилось — это была самая потрясающая эйфория в жизни. Когда ты понимаешь, что это конец. Можно ставить точку. И вроде выпускной прошел неплохо, я была той еще красавицей, по крайней мере, я себе очень нравилась. Успела и погулять со своими ребятами и наладить, с ними контакт. Только как только наступило лето — началась пустота. Мне хочется, постоянно хочется чего-то, но этого нет. И я вдруг поняла, что мне так сильно не хватает новых знаний. Мое книгоедство закончилось на какое-то время и теперь я могла черпать информацию только из редких прогулок и своего ожидания. Ведь у меня должна была быть собака!
Вот только теперь стало ясно, что лучше и правда ничего не ждать. Никогда ничего не ждать. Ведь я помню этот момент как кадры из какого-нибудь страшного фильма, который еще не рекомендуется для лиц с неустойчивой психикой. Мы заходим домой, я держу Тину на руках, глажу ее шерстку. Отпускаю ее на плитку прихожей, сама разуваюсь и наблюдаю реакцию кота. Пока никаких признаков агрессии. И вот начинается то, чего никто не ждал. Тина бежит в мамину комнату, кот бежит за ней, шипит, урчит, пытается поцарапать. Я Тину в охапку и запираюсь в своей комнате. Урчание не прекращалось еще полчаса. Полчаса... До тех пор, пока мама не сказала свой вердикт: "Тину придется отдать". И вроде обычная ситуация, кошки и собаки не ладят. Но дело даже не в том. Мой кот впервые в жизни шипел, впервые в жизни расцарапал моей матери ногу. Это было исключение из всех правил. Вот и пришлось принять радикальные меры. Но ничего не закончилось, в конце-концов решили попытаться сдружить Тину и Марселя снова. В середине июля увидим результат: вышло или нет.

Настроение: Слишком жарко для него.
Хочется: Юля, зайди уже в аську.
Категории: Жизнь очень забавная штука, Краплина реального світа, Никогда не жди; Никому не верь
комментировать 1 комментарий
суббота, 12 мая 2012 г.
Попробуй сломать меня — ты скорее сломаешься сам. kseniia 08:59:30

***
Когда-нибудь я перестану слушать своих одноклассников и они уже не будут портить мне настроение. Странно, что я так легко поддаюсь влиянию. Но не в этот раз, не вчера. Когда Денис одним «Чего ты радуешься, ты все равно поедешь домой?» мне испоганил все душевное равновесие я уж думала плюнуть на прогулки после уроков и сбежать домой. Но кое-кто не дал мне этого сделать, спасибо. В этом дне была вся магия прикосновений, моментов, взглядов и улыбок. Наверное, уже два года я не радовалась так окончанию учебного года, даже при том, что на носу уже экзамены, первый в понедельник. Я уговорила себя получать удовольствие от каждого нового мгновения, чувствовать вкус счастья, который грел меня изнутри как еще одно солнце. Мне было счастливо, я была ужасно счастлива. Я хочу сотавить этот день детально со мной, в моей душе, чтобы я могла перечитывать и снова улыбаться. Ксюша, лови хорошие вопоминания!


Невообразимо сложно оторвать свое тело от кровати, заставить себя снова идти через коридор в ванную и под холодную воду пальцы\ладони\лицо.­ Только тогда приходит пробуждение. Щекочущее и приятное. Как в любой из дней я обошлась без завтрака и сразу ушла разминать свое тело, делая зарядку.
Ощущение того, что это последний день в этом учебном году прельщало, но я никак не могла убедить себя в том, что все будет хорошо. Мое самоубеждение очень хромает в последнее время, но и это не помешало все таки выйти из дома с улыбкой. Никаких цветов и конфет. Ну, последний звонок и последний звонок. Это далеко не повод заполнять класс букетами цветов и фантиками от конфет. Я сделала свой выбор, я была без всяческих подарков. Я просто пришла, дождалась Иру и мы вышли во двор вместе с еще двадцатью четырьмя из нашего класса. Никаких ленточек, нам не дали ленточек! Честно, я злилась сначала ужасно, но потом смирилась. Все были красивые и счастливые, наши уже обсасывали планы о том, куда пойти после окончания уроков, ведь по плану у нас должно было быть четыре урока после окончания мероприятия. Но думаете, что когда-нибудь все идет по плану? О нет, не смешите. Мы как обычно сломали все стереотипы. Как только пения и пляски в честь окончания года окончились — мы испарились и уже сидели в классе, думая как устроить забастовку по поводу двух уроков уже из четырех. В конце концов на биологию пришло лишь человек едва ли двадцать, а на географии и то десятка еле набралась. После всего, когда я уже пошла в класс переодеваться — меня и еще одну отличницу стащила классная и без свидетелей сказала, что ну нас не будет красного свидетельства. Было ли мне грустно? Я бы так не сказала. Со всеми стрессами, что я пережила за год у меня не так и пошатнулась учеба, а ведь могла еще хуже выйти! А так у меня все годовые десять, биологию я таки сразила и смогла выучить ее на ура. И вот, наконец! Мы вышли из душных стен школы и пошли к Ире домой переодеваться. Нас было трое. С одной стороны мало, о для меня, социофоба, самое оно!

­­

Когда мы зашли с Ирке, то больше всего не хотелось, чтобы кто-то из ее родных был дома. Но все обошлось! Мы были одни и первым делом я прилипла к ее гитаре. Смогла зажать несколько аккордов по чертежам, который сделал ей папа и счастливо просидела с ней минут пятнадцать. Половина струн были старыми и поэтому зажимать их было очень больно, но я знала, что дайте мне гитару навсегда и я не отлипну от нее никогда-никогда. И плевать на мозоли и стертые в кровь пальцы. Я очень хочу играть.
Потом пошли женская часть нашего приготовления. Накраситься, причесаться и все в том же духе. Иры со мной было две, одна из них собиралась уходить к подруге, что означала о поредении наших рядов. Но нас так и осталось трое — пришел Кирилл. Ирка схватила фотоаппарат и мы вышли на улицу. До моря я тащила фотоаппарат и чувствовала себя прям таки фотографом, хотя потом фотоаппарат пошел по рукам. На море была безумно хорошая вода. Не теплая, но и не холодная. Мы пошли к пирсу, на котором почти не было людей, ведь прыгать с него никто не хотел. Слишком мелко там было. Зато для нас отличное место для фотографий. То, что происходило там сложно описать. Мы дурачились, смеялись, я наблюдала за тем, как отдыхающие ловят мой взгляд. Я правда была счастлива. Кирилл вечно поднимал меня на руки, что напоминало мне о детстве, когда так же делал Сережа. Он сравнивал мое тело с Ириным. Мое было мягким, не накаченным, ведь я давно никаким спортом не занимаюсь. Но я все равно была достаточно худая и поэтому, наверное, ему нравилось щекотать меня и вообще прикасаться. Я все время заставляла его не грустить, ведь это было ни к чему. В этом году он поступает, он очень не хочет уходить со школы и это заставляло его грустить. Хотя даже такие мелочи подошли к концу. Мы поплелись обратно домой, в центр города. По плану мы должны были забежать к Кириллу и я бы приготовила нам поесть, ведь мы все очень проголодались. Но как обычно мамы все перечеркнули. Мне надо было ехать в парикмахерскую, Ире просто домой, а Кирилла родители скоро должны были приехать домой. Таким образом, проводив Иру до дома, Кирилл повел меня на конечную. Это было более чем забавно. Он все время пытался сфотографировать меня. А я упиралась и не хотела. Потом нас словил какой-то прохожий и предложил сфотографировать вместе. Была не была! Сфотографировал и мы пошли дальше. Потом? Мм, собирался дождь, гремел гром. Но дождь так и не пошел. Я все думала, что Кириллу так далеко до дома, а он рискнул провести меня и сам мог попасть под ливень.

Дома я провела с час, пока дождалась ужина и тут мне позвонил другой Кирилл, мой бывший парень. Он так и не изменился. Звал гулять как раз перед тем как начинало темнеть. Но я все равно пошла, не хотелось сидеть дома. Глядя на него я поняла, что за год немного вытянулась в росте и это меня потешило. Мы сидели на трубах и смотрели за тем, как играет его младший брат. Я больше всего не хотела говорить о себе, но пришлось. Посрашивала его почему он расстался со своей девушкой и все в том же духе. Сегодня он хочет позвать Алену гулять, а я как назло обязана, просто обязана сидеть за билетами. Из часа нашего гуляния я поняла лишь то, что он все еще что-то чувствует ко мне и ему нравятся мои духи. Беда только в том, что я с марта ничего ни к кому не чувствую...

P.S.
фото в комментариях.


Настроение: Летнее очень.
Хочется: Снова на море.
Категории: Теплые дни продолжат дневник, Душа нараспашку, Немного фотографий
комментировать 41 комментарий
пятница, 4 мая 2012 г.
kseniia 18:33:15
Запись только для некоторых пользователей.
четверг, 3 мая 2012 г.